Фильм Фрэнсиса Форда Копполы «Мегалополис»: сказка о потерянном времени

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники
Автор: КИНОТВ

КИНОТВ

Над фильмом «Мегалополис», представленным в основном конкурсе 77-го Каннского кинофестиваля, живой классик Фрэнсис Форд Коппола работал примерно половину своей долгой жизни — около 40 лет (сейчас режиссёру 85). Он попытался в этой своей масштабной работе остановить время — во всех смыслах. В частности, продемонстрировать, что он ещё молод (душой), талантлив и прозорлив. Но получилось ли?

Что вдохновляло Копполу, чтобы работать над картиной почти четверть века? Идея показать Америку, Нью-Йорк как Древний Рим и на этом примере исследовать, как создаются империи и почему они разрушаются. Эта мысль пришла к режиссёру ещё на съёмках фильма «Апокалипсис сегодня», а поскольку крах империи и есть своего рода апокалипсис, то величие замысла понятно. И в представлении автора такая киноработа во всём должна была быть «Мега», поэтому он потратился на неё не только душевно и морально, но и материально — вложил собственные деньги, в том числе и полученные от продажи винодельческой компании. Бюджет картины — 120 миллионов долларов.


С первых же кадров мы видим, что мелкого в этой картине не будет ничего. Империя должна быть империей. И большой актёр Адам Драйвер на фоне слов «Наша Америка не отличается от Древнего Рима» пытается в технологичном мире стекла, металла и небоскрёбов шагнуть вниз с крыши самого высокого здания. Он уже летит, но… останавливает время. Оно застыло! И это позволяет герою остаться в живых.


Адам Драйвер в фильме «Мегалополис», Francis Ford Coppola

Москву называют Третьим Римом. И Коппола тоже вспоминает о России. Точнее — о Советском Союзе. Космический корабль с буквами СССР на борту «пролетит» через фильм несколько раз, также символизируя одну из империй. Но пока не родился режиссёр, готовый представить Древний Рим в современной Москве, вернёмся к героям «Мегалополиса». Цезарь Катилина — так зовут героя Адама Драйвера. Он — архитектор, учёный, визионер, мечтатель. В образ Катилины поместился не только Древний Рим, но и эпоха Возрождения — в первой трети фильма зрителю может показаться, что он сейчас заговорит с Леонардо да Винчи. Цезарь Катилина из нового материала — Мегалона — хочет построить Золотой город. Но сможет ли и нужно ли это людям? Эта дилемма для героя так важна, что он читает монолог Гамлета «Быть или не быть» прямо на балках громадной стройки.

Адам Драйвер и Натали Эммануэль в фильме «Мегалополис», Francis Ford Coppola

У Цезаря Катилины есть противник — мэр Цицерон (Джанкарло Эспозито). Коппола мог бы назвать этого героя и Демагог, но ораторское мастерство для него оказалось важнее. Что бы ни случилось в городе будущего, мэр своим красноречием всегда способен повести за собой толпу в заданном направлении. Цицерон считает, что мечты и золотые города людям не нужны — строить нужно больницы и школы и не вдалбливать в головы людей напрасные ожидания и надежды. Но мэр не умеет делать так, чтобы время застывало, в отличие от Цезаря. И этот талант архитектора и строителя будущего неожиданно разглядела дочь мэра — Джулия (Натали Эммануэль). Она быстро сообразила, что победит тот, кто сумеет управлять временем, и… влюбилась. Тема Ромео и Джульетты (в фильме Копполы нет ни одного случайного имени: Джулия — Джульетта — улавливаете?), любви, которая произрастает из ненависти, в частности — семей, начинает звучать в картине. Но режиссёру ещё важно было ввести в фильм и сплести воедино с другими темы продажности и денег. Продажность олицетворяет собой журналистка и телеведущая Вау Платинум в исполнении Обри Плазы. А деньги — Гамильтон Красс Третий (Джон Войт). Она — любовница Цезаря, он — его дядя и «по совместительству» владелец главного банка в городе.

Обри Плаза в фильме «Мегалополис», Francis Ford Coppola

Неофициальный постер «Мегалополиса», дизайнер: Aleks Phoenix

Не правда ли, сюжет выглядит на первый взгляд весьма интригующим. Не уступают ему и визуальные решения. Чего только стоят, например, балы, интерьеры или наряды на показе мод, куда приходят герои, чтобы решить важные вопросы. А теперь представьте себе, что всё это сделано в формате не фильма, но некоего шоу, поражающего своей высокопарностью и безумием — не в лучшем творческом смысле. Для подобных шоу необходим клоун, фрик, джокер, и это — самая яркая роль в фильме в исполнении Шайа ЛаБафа, героя которого зовут Клодио Пулчер. Он такой же вычурный и нелепый, каким в итоге оказывается и сам фильм, поэтому воспринимается зрителем как родной. Он приносит облегчение тому, кто потерялся в мире смыслов и размахов, и служит некоей отдушиной, тем более что совсем не идеален.


«Пока стоит Колизей, стоит Рим», — эта фраза звучит в фильме, и она понятна — любой империи нужны зрелища. Коппола и попытался такое предоставить, но иногда кажется, что «Мегалополис» снимали сразу несколько режиссёров, причём не могли найти общий язык. Понятно, что Коппола хотел поделиться через эту картину с новыми поколениями своим опытом и мудростью, предупредить, предостеречь, оставить своеобразное завещание, но по каким-то причинам не смог этого сделать — возможно, не хватило сил. Сцены в фильме живут каждая по отдельности и не соотносятся друг с другом. История любви и семьи, борьбы за деньги и за власть показана отрывочно и обрывочно, словно фильм — проморолик какого-то гигантского сериала. Гигантомания проявляется во всём, в чём только можно, кроме души. И в итоге прогулка в будущее, задуманная великим режиссёром, превращается в некое подобие «задворок» Met Gala. При этом есть поразительно удачные фрагменты и находки, напоминающие, что фильм всё же снимал не случайный человек, — например помпезные каменные боги, которые устают от реальности и падают, пытаясь облокотиться на высоченные дома. И первой падает богиня правосудия — Фемида.


Как ни парадоксально, трогают в «Мегалополисе» небольшие личные моменты. Так, жена самого Копполы Элинор, с которой он прожил много лет, ушла из жизни в этом году, и то, что Цезарь Катилина в фильме тяжело переживает смерть своей первой жены и строит Золотой город в память о ней, вызывает сострадание — но к режиссёру больше, чем к герою. Или же сцена, когда будущего ребёнка Цезаря предлагается назвать Фрэнсис, что отсылает к имени самого Копполы. Единственный момент, когда каннский зал «выдал» живую реакцию.


Неофициальный постер «Мегалополиса», дизайнер: Rafał Rola

Ещё одна живая эмоциональная реакция —жалость. Копполу после просмотра этой картины становится жаль. Ну почему, когда режиссёр уже достиг уровня мэтра, у него есть всё — имя, награды (у Копполы четыре «Оскара»), деньги, лучшие артисты, самые передовые технологии, в его фильмах не хватает самого главного. Души! Этот «синдром мэтра» есть не только у Копполы. Но очень обидно, что именно он попал в ряд таких творцов. Первый фильм Копполы, который смотрела автор этих строк, — «Бойцовая рыбка». И ведь в нём не было ничего империалистически-эпохального, сверхдорогого. Но при этом сам фильм был эпохой. В «Мегалополисе» у Копполы масштабно заявлен вопрос о том, в какой момент начинают гибнуть империи. Империя по имени Коппола пошатнулась с выходом «Мегалополиса», но она всё равно устоит в силу прошлых заслуг великого режиссёра. А фильм сам может завируситься, благодаря отдельным сценам, но целиком смотреть его будет тяжело. Но это простительно. Автор — Коппола. Имеет право!

Читайте также
«Фуриоса: Хроники Безумного Макса»: драма в песках, но не «Дюна»
Рассказываем о триумфальном возвращении режиссёра к любимой вселенной.
«Калимба»: мелодия о том, как мы попали в ловушку
Об эксперименте, который вышел из под контроля.
«Семь чёрных бумаг»: обманывая горе
О том, как война куёт новую мифологию.
Также рекомендуем
Егор Москвитин рассказывает про фильм открытия Каннского кинофестиваля, ленту «Аннетт» Леоса Каракса — мюзикл про то, ка...
Многие, если не все, каждую неделю ждут выхода новой серии «Убивая Еву», сериала про обаятельную наёмную убийцу, бе...
Рассказываем о триумфальном возвращении режиссёра к любимой вселенной.
Егор Москвитин рассказывает про фильм открытия Каннского кинофестиваля, ленту «Аннетт» Леоса Каракса — мюзикл про то, ка...
Многие, если не все, каждую неделю ждут выхода новой серии «Убивая Еву», сериала про обаятельную наёмную убийцу, бе...
Рассказываем о триумфальном возвращении режиссёра к любимой вселенной.

Последние новости

Киран Калкин и Джесси Айзенберг познают «Настоящую боль»
Представлен трейлер семейной трагикомедии.
Появился синопсис аниме «Властелин колец: Война рохирримов»
До кинотеатров мультфильм доберётся 13 декабря.
Анонсирован сиквел аниме «Токийские мстители»
Им займутся создатели оригинальной игры.
«Уличный боец» ищет нового режиссёра
После ухода Дэнни и Майкла Филиппу.
00:00