Каннские дневники: любовь, Холокост и революция

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники

КИНОТВ

Фестиваль завершается, журналисты лениво досматривают последних претендентов на «Пальму», у которых, как принято считать, меньше шансов на внимание утомлённых солнцем экспертов и жюри. Тем не менее последние дни принесли на Круазетт новые открытия и новых фаворитов. Рассказываем о четырёх оставшихся участниках основного конкурса.

«Все, что мы представляем как свет», реж. Паял Кападия

Три медсестры из Мумбаи трудятся в обычной городской больнице с самоотречением и состраданием к пациентам. Все три приехали в мегаполис из маленьких городков, из разных поколений и по разным причинам одиноки. Младшая Ану (Дивья Прабха) скрывает ото всех своего парня-мусульманина Шиаза (Хриду Харун), хотя больница полна сплетнями. Средняя Прабхи (Кани Кусрути) в юности вступила в договорной брак, но практически незнакомый ей супруг вскоре уехал в Германию на поиски работы и пропал с радаров. Самая старшая Парвати (Чхайя Кадам) — вдова, которую муж оставил без документов на квартиру, а ушлый новый застройщик пытается выселить. Когда Парвати решает перестать бороться за жилплощадь и вернуться домой к морю, Ану и Прабхи берутся её сопровождать. Неожиданно провинция дарит всем троим освобождение от терзающих противоречий.

«Всё, что мы представляем как свет», Petit Chaos

Режиссёрка из Индии Паял Кападия привезла в Канны редкое по своей поэтичности кино об одиночестве в большом городе и о том, как рождается близость между чужими, изначально отталкивающими друг друга людьми. С виду чопорная старшая сестра Прабхи покорна долгу и держится отстранённо. Посылка без обратного адреса с новой рисоваркой «Made in Germany» настолько уязвляет её самолюбие (что это: возобновление отношений или унизительное напоминание о её статусе?), что тут же убирается подальше с глаз. Романтичная Ану знает, что родители уже ищут ей мужа, но рассказать о Шиазе значит никогда его больше не увидеть. В тишине побережья, выпав всего на день из сумасшедшей карусели, женщины решаются сбросить с себя оковы фантомного брака и устаревших традиций. Кападия не добавляет к их судьбам ни одной мелодраматической детали, ничего не заостряет и проявляется в своей работе не больше, чем исчезнувший супруг. Она будто делает всех троих свободными от диктата драматургии, чтобы они могли проявить свой внутренний свет. Получилась чистая магия, которая имеет все шансы на успех.


«Разбитые сердца», реж. Жиль Леллуш

Клоттер с ранних лет ввязывался в драки и неприятности, бросил школу, но продолжал её терроризировать и со своей бандой шпаны стал местной знаменитостью. Жаклин тоже бунтует и огрызается, накладываются последствия пережитой автокатастрофы, в которой погибла её мать. Эти двое влюбляются друг в друга без памяти после первой подаренной пластинки. Проблемы начинаются, когда Клоттер переходит в своих криминальных авантюрах из любителей в профессионалы, с масками и автоматами. В итоге детский роман заканчивается для молодого бандита недетским сроком. Но и спустя 10 лет оба надеются на второй шанс.

«Разбитые сердца», StudioCanal
«Разбитые сердца», StudioCanal

Картина Жиля Леллуша начинается с яростной перестрелки, но быстро сдаёт, возвращаясь на десятилетие назад к истории первой любви с купаниями, аудиокассетами, прогулянными уроками и поцелуями на закате. Поначалу картина выглядит приятным ромкомом из жизни трудных подростков, но к исходу второго часа на время посматриваешь всё чаще, в итоге до финала, в котором Леллуш решил всех провести, зрительный зал поредел на треть. Это кино, которое, без сомнения, получилось, но получилось уж очень затянутым, только для самых самоотверженных романтиков. Тем не менее картина живая, эмоциональная и точно зрительская. Критикуют фильм много, но, кажется, стоит ему выйти в прокат, и ситуация точно изменится в лучшую сторону.


«Самый ценный груз», реж. Мишель Хазанавичус

В окрестностях Аушвица бедный дровосек с супругой едва сводят концы с концами. Их единственный ребёнок погиб, что в суровое и голодное военное время дровосек воспринимает как благословение, в то время как его бедная супруга ежедневно молит Бога дать ей ещё один шанс на материнство. Когда с проходящего через лес поезда в снег падает свёрток с младенцем, она воспринимает это как подарок судьбы. Дровосек понимает, насколько опасна подобная находка, кроме того, среди работающих на лесозаготовках суровых мужчин бытует мнение, что у евреев нет сердца. Но с детским смехом в дом дровосека приходит долгожданная оттепель. Он всё внимательнее всматривается в бесконечные составы, движущиеся через лес к вратам сооружённого людьми ада, и это лишает его сна.

«Самый ценный груз», StudioCanal

Анимационный фильм в каннском основном конкурсе появился впервые за 14 лет, не менее долгожданным проект стал и для Мишеля Хазанавичуса. Режиссёр задумал поставить одноимённый роман Жан-Клода Грумберга ещё до пандемии. Истории о Холокосте — отдельный жанр, требующий особой деликатности, в котором легко поддаться эмоциям и скатиться к пересказу нечеловеческих мучений, которые истязают и погребают под собой все эстетические достоинства. Параллельно с историей бездетной пары показана история узников, но как только действие перемещается в поезд, сказка становится по-настоящему страшной больше, чем искусной. К счастью, Хазанавичус в своей истории концентрируется не на Холокосте, а на любви, как мгновенной и безоговорочной, так и на постепенно зарождающейся в человеке и пробуждающей в нём всё лучшее. Спасает от лишней мелодраматичности и по-сказочному тёплый голос Жана-Луи Трентиньяна. Картина была встречена тепло, и иначе быть не могло, младенцы и животные в кино — козыри, с которыми трудно проиграть.


«Семя священного инжира», реж. Мохаммад Расулоф

«Семя священного инжира», Run Way Pictures

Больше двадцати лет Иман (Мисса Зарех) проработал государственным юристом и наконец получил повышение до следователя. Правда, вместе с солидной прибавкой к жалованию ему выдают заряженный пистолет (для защиты семьи). Верная супруга Наджме (Сохейла Голестани) полна радужных иллюзий — от следователя недалеко до судьи, а там и новая жилплощадь. Она наставляет дочерей-студенток (Сетаре Малек и Махса Ростами) вести себя подобающе и теперь по-новому смотрит на их слишком либеральную подругу. Порядочному Иману новая должность приносит только разочарования: от него ждут вынесения смертных приговоров не глядя и настоятельно рекомендуют присматривать за членами семьи, среди которых тоже могут оказаться неблагонадёжные. Когда во время разразившихся в стране протестов (после смерти Махсы Амини, которая была арестована и избита за неподобающее ношение хиджаба) пистолет Имана пропадает, следователь начинает подозревать дочерей и жену и в своей паранойе доходит до настоящего безумия.


Опальный иранский режиссёр Мохаммад Расулоф на родине приговорён революционным судом к порке, конфискации имущества и 8 годам тюрьмы. Накануне фестиваля стало известно, что Расулоф тайно бежал из Ирана в Европу, на красной дорожке он появился с фотографиями исполнителей главных ролей Сохейлы Голестани и Миссы Зареха, которые не смогли покинуть Иран.


Мохаммад Расулоф на Каннском кинофестивале, фото: Clodagh Kilcoyne/Reuters

Фильм был удостоен бурных 12-минутных оваций, неслыханных в этом году на Круазетт. Дело не только в политической ангажированности картины, но и в её невероятной мощи. Расулоф начинает историю как традиционную бытовую драму, но постепенно на экран одновременно просачиваются и живые свидетельства беспорядков, заснятые на телефон, и щекочущая нервы атмосфера первоклассного триллера. Расулоф показывает, как тирания проникает вместе с властью в обычную благополучную семью. Мисса в роли Имана стремительно проваливается в безумие, как Джек Николсон в «Сиянии», которое открыто цитируется в финале. Не менее выдающаяся роль досталась и Голестани. В образе верной жены она в начале шипит перед телевизором: «Они не люди, они бандиты», — а в финале присоединяется к своим дочерям. Пробуждение солидарности и есть главный вдохновляющий сюжет в фильме.


Читайте также
Каннские дневники: секс, золото и амбиции
Паоло Соррентино, (анти)сказка о «Красотке» и Марчелло, да не тот.
За что мы любим «Мечтателей» — ностальгический шедевр Бернардо Бертолуччи
Любовный треугольник на фоне студенческих волнений в Париже 1968 года.
Многострадальный эпик (фейл) Фрэнсиса Форда Копполы: что нужно знать о «Мегалополисе»
Как создавался «Город золотой», балансирующий между триумфом и провалом.
Каннские дневники: цирк, проповеди и виды доброты
Рассказываем о главных фильмах фестиваля.
В чём секрет популярности «Оленёнка» и как сериал может изменить общество
Невероятная история создания хита Netflix и его влияние на зрителей.
Также рекомендуем
Егор Москвитин рассказывает о трёх русских фильмах (или фильмах на русском языке), показанных в Каннах: «Купе номер шест...
Инфернальная Деми Мур, оскорблённый Николас Кейдж и новый граф Монте-Кристо.
Егор Москвитин рассказывает о трёх русских фильмах (или фильмах на русском языке), показанных в Каннах: «Купе номер шест...
Инфернальная Деми Мур, оскорблённый Николас Кейдж и новый граф Монте-Кристо.

Последние новости

Киран Калкин и Джесси Айзенберг познают «Настоящую боль»
Представлен трейлер семейной трагикомедии.
Появился синопсис аниме «Властелин колец: Война рохирримов»
До кинотеатров мультфильм доберётся 13 декабря.
Анонсирован сиквел аниме «Токийские мстители»
Им займутся создатели оригинальной игры.
«Уличный боец» ищет нового режиссёра
После ухода Дэнни и Майкла Филиппу.
00:00