Экранизируй это: «Новенький» Уильяма Сатклиффа (1996)

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники

«Новенький» Уильяма Сатклиффа
КИНОТВ

Алексей Васильев возвращается со своей рубрикой-фантазией. В этот раз он берётся за английский роман и пересаживает его в плодородную почву корейских сериалов. Что из этого получится — читайте в нашем материале (а получится очень красиво!).

Вспомнить об этом английском романе, пользовавшемся у нас культовой популярностью 20 лет назад, но с тех пор не переиздававшемся и порядком подзабытом, меня заставил телеканал «Дорама», с которого я пытаюсь слезть уже третий месяц, но пока безрезультатно. Слишком необорим эффект релаксации, которую даёт просмотр улыбчиво-нежных корейских сериалов с уклоном в молодёжную романтику. Среди прочего в этих историях подробно анатомируется мальчишеская дружба старшеклассников или первокурсников в той полной амплитуде, которую дружба в условиях учебного заведения проходит, — от остервенелого соперничества до ласковой заботы и обратно.

уильям сатклифф
Уильям Сатклифф. Roberto Ricciuti/Getty Images

Тема эта в корейских дорамах разыгрывается в бесконечном количестве вариаций. Например, в «Истинной красоте» (2020) в центре внимания два друга — не разлей вода, между которыми некогда пробежала кошка, а когда подошло время обняться и отпустить прошлое, их столкнула лбами любовь к одной и той же девчонке. Персонажи «Школы Мурим» (2016), напротив, встретились при обстоятельствах, когда не зашипеть друг на друга было никак, но потом в совместном испытании проявили чудеса взаимовыручки, по возвращении скалились друг дружке как дурачки — и тут девчонка, в которую был влюблён один, отдала предпочтение другому, и всё стало ещё хуже, чем в начале. В «Наследниках» (2013) же парни просто тупо ненавидели, ненавидят и собираются до упора ненавидеть друг друга — но когда влюбляются в одну девчонку и по ходу видят, что другой так же самоотверженно заботится о ней и защищает, понемногу начинают отогреваться к сопернику.

В дебютном романе Сатклиффа, ныне — признанного литературного авторитета, новоиспечённая дружба уродливого, но пообтесавшегося старожилы школы Марка с новичком-красавцем Барри, явившемся в предвыпускной класс, анатомирована даже более скрупулёзно, но без мелодраматических эффектов. И поэтому из него получилась бы отличная дорама: школьная дружба — она во всех странах и во все времена одинакова, так что пересадка в корейскую современную почву прошла бы без сучка без задоринки. Дорама бы вышла одновременно и традиционная, и необычная, потому что сталкивает-разводит героев не по прихоти сценаристов, а через те социально-психологические превратности, что каждый помнит со школы, а если и забыл — книга заставляет вспомнить их кроваво. Через неспособность заговорить, подражательство, соперничество, желание хотя бы заполучить в своё полное распоряжение, отгородиться широкой спиной другого ото всех этих школьных иерархий, через попытки устроить личную жизнь нового друга, коли своей не предвидится, а когда такая попытка удаётся, то уже через ревность, интриги, победу, нежность, придирки, обиды — к тем периодам, ради которых мы в 17-18 лет всё это и терпим и о которых в романе Сатклиффа его протагонист Марк сказал так просто и точно: «С Барри я был спокойнее, чем с кем-либо в жизни».


Кастинг

Потому что Марк чертовски неспокоен. Мозг этого уродливого еврея непрестанно и безостановочно хлопочет о том, чтобы удержать Марка на пристойном месте в глазах одноклассников, а ведь в подростковых коллективах в счёт идёт не только то, богат ты или беден, опытный или девственник, жирный или тощий, но и порой такая сущая ерунда, как какой-нибудь непослушный клок волос, делающий твою причёску нелепой. Если верить самому Марку, от лица которого в книге ведётся повествование, то «нелепость» — это не то слово, чтобы описать его внешность. С его слов получается форменное страшилище: «У меня огромный крючковатый нос, я постоянно покрыт щетиной — что бреюсь, что не бреюсь, у меня жёсткие волосы, а брови — как усы. Я — мечта антисемита. Ку-клукс-клан заплатил бы целое состояние, чтобы развесить мои портреты по всем американским школам — маленьких девочек пугать». Знамо дело, мало кто захочет любоваться на такую прелесть битых два часа — а тем более 16 серий, сколько идёт стандартная дорама.

Но тут на выручку пришло ещё одно воспоминание, что когда «Новенького» давали на лондонской сцене, то роль Марка играл 20-летний в ту пору Николас Холт. Уродом этого артиста никак не назовёшь. Зато изворотливый ум, ущербная психика, безукоризненно камуфлирующийся под вальяжность школьного короля садизм, с каким и Марк в романе, и Холт в сериале «Молокососы» опускают слабых, чтобы самому казаться повыше, — всё при нём.

Тизер сериала «Истинная красота» с участием Ким Мин-ги

Как раз подходящего типчика вы могли видеть в сериале «Истинная красота». Гораздого на розыгрыши, не всегда добрые, мастака плести интриги, подсиживать и провоцировать, дурачить и дурачиться, имитировать припадки и срываться в истерические проявления дружелюбия. Это младший брат главной героини, которого сыграл ныне 20-летний актёр Ким Мин-ги. Рожица сама по себе у него вполне миловидная, и всё же среди исполнителей дорамы он будет выделяться внешне. Дело в том, что среди корейских звёзд ценится высокий рост — ниже 1 м 80 см там в артисты не берут. А этот мелкий. Это и будет той его чертой, которая в жестокой среде старшеклассников может быть заклеймена как уродство.

Барри же «шести футов росту, сложён как бог и с лицом кинозвезды», «когда он направлялся в душ, то не сутуло трусил, как большинство голых мужиков, а просто шёл обычной походкой». Ну, если опираться на это описание и искать актёра среди исполнителей дорам, то тут придётся повторить за фрекен Бок: «У них там на телевидении таких мужчин в самом расцвете сил пруд пруди». Иными словами: бери любого. А вот что делает Барри антиподом Марка — это полное отсутствие рефлексии и интереса к школьной иерархии. В автобусе он садится на места, предназначенные для «дятлов и некрасивых девчонок», а на вопрос о своём сексуальном опыте спокойно отвечает: «Я девственник». Порой кажется, что у него в голове совершенно нет мыслей, во всяком случае, он свободен от той мыслительной толкотни, что представляет собой башка Марка. И вот такую отметку мыслительного процесса хронически носит на своём челе актёр, который в той же «Истинной красоте»» играл как раз ухажёра сестры Ким Мин-ги — Ча Ын-у. Лицом же Ча относится к тому же типу дальневосточных милах, что и солист группы «На-На» Владимир Политов, уроженец Якутии, так что водружение подобной физиономии на образ Барри для нас, россиян, выстроит ещё и историческую перспективу идеи о красавце-парне. Ча, конечно, на 5 лет старше Кима, но корейцы, в принципе, подолгу сохраняют юношескую свежесть, а уж ухоженные-переухоженные айдолы — и подавно. Совпадение возраста актёра и персонажа поэтому не имеет почти никакого значения — в этом можно убедиться, посмотрев «Фею тяжёлой атлетики» (2016) о студентах спортивного колледжа: там дружка главного героя во всей его инфантильности заразительно изобразил актер Чи Иль-джу, которому на момент съёмок уже минуло 30.

фея тяжелой атлетики
Промо сериала «Фея тяжёлой атлетики» с участием Нам Джу-хёк/Chorokbaem Media/MBC

Главную роль в «Фее» сыграл Нам Джу-хёк — ему отлично подойдёт роль старшего брата Марка, Дэна, который заканчивает Кембридж. Нама и Кима роднят живость, подвижность. И по психотипу Нам очень похож на Дэна, каким его описывает Марк: «Очень много выпендривается, но, по сути, очень добрый. Добрый как-то очень правильно — например, может давать тебе совет и одновременно мочиться, так что не чувствуешь, будто тебя опекают». То же касается и манеры одеваться: в то время как корейских актёров наряжают с выверенной семидесятнической элегантностью Редфорда в «Трёх днях Кондора», Нама не вопрос увидеть в чём-то нелепом и уютном, вроде того бутанского джемпера из шерсти яка с лосиными головами, в котором Дэн щеголял на Рождество 1987 года.

У Барри есть старшая сестра Луиза, и роман с ней Марка сперва на какое-то время послужил громоотводом для несколько турбулентных отношений парней, но в итоге превратился для Марка в подобие просмотра в детстве фильма ужасов «Муха», от которого он чуть не наклал в порты: «Будто заново смотришь „Муху“. Можно перебраться на последний ряд, но невозможно заставить себя уйти, пока фильм не закончился». Законченная стерва или охотница до розыгрышей? Душевная девчонка, просто ещё слишком умная для 18-летнего пацана, знающая что-то, что ему пока не дано, — или опытная манипуляторша? Великолепно зайдёт для этой роли Ким Джи-вон, чья актерская амплитуда позволила ей равно пронзительно сыграть «третью лишнюю» богатую интриганку в «Наследниках» и девчонку, готовую не только пожертвовать личным счастьем ради любимого, так ещё через это дело самой же и выглядеть в его глазах врединой в сериале «Прорвёмся!» (2017).

дорама наследники
Ким Джи-вон в корейском сериале «Наследники»/SBS TV

И ещё только один центральный персонаж — потому что книга представляет собой рог изобилия из выпукло выписанных персонажей второстепенных, учителей, учеников и их родителей, что дополнительно делает её лакомым куском для многосерийной многофигурной экранизации. Это учительница французского Маргарет Мамфорд, роман которой с Барри Марк сперва сам же и устроил, а потом, когда миссис Мамфорд ушла от мужа и детей, чтобы жить с Барри, Марк, испытав острый приступ ревности и страх лишиться друга, разрушил с изобретательностью заправской сериальной интриганки. Миссис Мамфорд — это «прямые юбки, модные блузки, пояски, ожерелья, строгие туфли и толстый слой макияжа», а подо всем этим — утончённое чувство юмора: когда одного парня, весь урок пялившегося на её грудь, она оставила после занятий, то в записке дежурному преподу объяснила его провинность так: «Чрезмерное внимание к детали, не относящейся к предмету урока». И здесь окажется незаменим взрослый, недосягаемый шик Ким Со-ён, этой корейской Эдиты Пьехи, героини дорам «Всё о Еве» (2000), «Ирис» (2009) и, из недавнего, «Влюбиться в Сун Чжон» (2015).

Сложись всё так, мы получили бы самую трезвую, самую дерзкую из дорам, но и, по концовке, — самую пронзительную.

Читайте также
Смотреть аниме 2.0: Синъитиро Ватанабэ — гениальный меломан
Сергей Сергиенко об авторе, благодаря которому появилось аниме «Ковбой Бибоп».
Фильмы про то, что в мире есть справедливость (и она рано или поздно восторжествует)
Мария Ремига напоминает о том, что усилия бывают не напрасны.
Экранизируй это: «Дети смотрителей слонов» Питера Хёга
Алексей Васильев берётся за роман скандинавского писателя-выдумщика.
Смотреть аниме 2.0: Наоко Ямада — мастер эмоций
Сергей Сергиенко рассказывает об одной из самых известных женщин индустрии аниме.
Экранизируй это: «Автостопом на север» Герхарда Хольц-Баумерта (1975)
Мечтаем об экранизации романа, который мог бы стать великолепным роуд-муви.
Разблокируй Азию: криминальная дорама «Монстр»
В этот раз рекомендуем к просмотру односезонный корейский сериал.
Также рекомендуем
Алексей Васильев умещает в одном касте Джорджа Маккея, Сиршу Ронан и Роберта Редфорда.
Собираем каст из Роберта Паттинсона, Том Харди и Шарлиз Терон.
КИНОТВАлексей Васильев продолжает фантазировать на тему неслучившихся экранизаций и обращается к одному из своих любимей...
Плутовской роман эпохи «молодых рассерженных англичан», несправедливо обделённый вниманием кинематографистов, и возможно...
Алексей Васильев умещает в одном касте Джорджа Маккея, Сиршу Ронан и Роберта Редфорда.
Собираем каст из Роберта Паттинсона, Том Харди и Шарлиз Терон.
КИНОТВАлексей Васильев продолжает фантазировать на тему неслучившихся экранизаций и обращается к одному из своих любимей...
Плутовской роман эпохи «молодых рассерженных англичан», несправедливо обделённый вниманием кинематографистов, и возможно...

Последние новости

Евро-2024 в России покажут «Матч ТВ» и Okko
Чемпионат Европы пройдёт в Германии.
В иной оптике: фильмы об американцах и европейцах в Азии
Вспоминаем фильмы, в которых жители Запада оказываются на таинственном Востоке.
Появился первый взгляд на драму «Это не я»
Премьера которого состоялась на Каннском кинофестивале.
00:00