Самурай — он и с афро самурай: фильмы про японских рыцарей, заблудившихся в эпохах и жанрах

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники

КИНОТВ

Для одних самурай — японское слово, что переводится как «тот, кто служит», доблестные бойцы, для которых честь превыше всего, а всё их существование построено на принципе «жить, когда надо жить, и умереть, когда надо умереть». Для других — состоящий из клише образ сурового азиата в кимоно и с катаной, одним взмахом верного клинка разрубающего вражеские туши пополам. Для третьих, пятых и десятых — ассоциация с зафорсившимся юмористическим роликом, в котором алкоголизм оправдывается фразой «у самурая нет цели, только путь».

Однако и те, и другие, и прочие наверняка рады узнать, что в российские кинотеатры вернулся «Пёс-призрак: Путь самурая» — фильм Джима Джармуша о чернокожем киллере, что живёт на крыше многоэтажки, респектует кодексу Бусидо и в свободное от заказов время медитирует, читает сочинения японских мыслителей и упражняется в азиатских боевых искусствах.

В честь повторного релиза культовой классики мы решили посоветовать вам, наши читатели, несколько фильмов о самураях. Но не о тех, про которых снимали Куросава и Кобаяси. Нечто близкое по духу к джармушевскому «Псу-призраку» — кино, не берущее в основу исторический облик японского воина, а эксплуатирующее его атрибуты, превращаясь то в фарсовый вестерн, то в некое подобие рок-оперы, то в трэш «категории B».

«Провал во времени», реж. Косэй Сайто, 1979

Кадр из фильма «Провал во времени», Toho

Кино про попаданцев, которое даже сегодня смотрится на удивление бодро. Суть проста, как две иены: во время учений подразделение современных японских солдат внезапно переносится в эпоху Сэнгоку вместе со своими вооружением и бронетехникой. Муштра и проблемы человека XX века позади, а впереди — власть над всей Страной восходящего солнца. Герои встречают реальных исторических персон и бок о бок с ними прокладывают себе путь к столице, выпуская против мечей и луков танки, вертолёты и винтовки. Казалось бы, абсурд на абсурде и ничего серьёзного от сего произведения ждать не стоит. Вот только «Провал во времени» от десятков подобных ему поделок отличают два важных момента: действительно изобретательные и зрелищные батальные сцены и сценарий, который, будто американские горки, проносит зрителя от комедии к драме, от фантастики к политике, от лихости к античной трагедии.

Это не просто задорная шиза, а очень даже взвешенное кино, за бредовой оболочкой скрывающее кое-что в разы более интересное. Также, если этого вам было мало, то рекомендуем заценить фильм 2005 года выпуска «Спецназ против самураев. Миссия 1549» — тоже хроноопера с похожим зачином, но совсем иными масштабами.


«Ниндзя из будущего», реж. Кэйта Амэмия, 1988

Кадр из фильма «Ниндзя из будущего», Namco

Замешав в одном чане вайбы второсортного киберпанка и старояпонской эстетики, Кэйта Амэмия сумел выдать образцовый эксплотейшен. Катаны, лазеры, разряды молний, взрывы, киборги, лютый мордобой и пафосные изречения — нередкие гости в кинематографе того времени. Так чем же «Ниндзя из будущего» превосходит свои многочисленные аналоги? Ответ: концентрацией событий. Статисты здесь гибнут пачками, удары наносятся сотрясающие землю, а дешёвые спецэффекты и слабая драматургия отходят на второй план, уступая место чистому мальчишескому фану, подобный которому многие из нас испытывали в детстве, играясь с игрушечными солдатиками.

Тогда, на бабушкином ковре под шум телевизора «Рубин», и Бэтмен мог дать бой динозаврам, и мушкетёры держали оборону против армии грузовиков-убийц, и воякам Второй мировой приходилось выходить на поле брани, где отношения между собой выясняли «биониклы» и плюшевые мишки.


«Шестиструнный самурай», реж. Лэнс Манджиа, 1998

Кадр из фильма «Шестиструнный самурай», Palm Pictures

Подпольный режиссёр Лэнс Манджиа и успевший поработать на съёмочных площадках Гонконга каратист Джеффри Фэлкон — непризнанные звёзды 90-х — сняли «Шестиструнного» за сущие копейки и даже не догадывались, что эта картина обретёт статус нетленки. Впрочем, феномен этого фильма вполне объясним: ведь не каждый день зрителю предлагают погрузиться в постапокалиптические США, где Элвис Пресли стал мессией и спасителем человечества, а рок-н-ролл — чуть ли не религией и главенствующей философской концепцией.

Да, от Японии тут только слово «самурай» в заголовке, катана в руках главного героя и не поддающийся сбою моральный компас у него в голове. Но полюбили мы сей шедевр именно что за эклектику в каждом кадре. И за драйв, разносящийся по пространству кадра, когда очкарик с гитарой за спиной вырезает своим самурайским мечом рейдеров под треки эмигрантского рокабилли от группы Red Elvises с нарочито грубым русским акцентом.


«Самурайская история», реж. Хироюки Накано, 1998

Кадр из фильма «Самурайская история», Pony Canyon

Оригинальный заголовок фильма — Samurai Fiction — отсылает к другому небезызвестному «фикшену». К тому, что снял Квентин Тарантино, и в наших краях известному как «Криминальное чтиво». Вот только в картине Хироюки Накано нет морей крови, тонн нецензурной брани и вагона синефильских отсылок. Объединяет творения американского и японских режиссёров их общее влечение к постмодернизму — к переворачиванию канонов и облечению старых историй в новые формы. И если Тарантино в своём Pulp Fiction раздробил и переизобрёл гангстерский фильм, то Накано подверг перестройке традиционные чёрно-белые японские картины о подвигах смелых самураев.

Без выпендрёжа и анахронизмов — постановщик, до этого снимавший клипы для музыкантов и рекламу, сочинил стандартный и местами наивный сюжет о спасении семейной реликвии из лап хитрого мастера меча, но подал всё это дело под пикантным соусом из хлёсткого монтажа, нехарактерных для исторического кино операторских решений и стилёвых (не стильных, а стилёвых) эпизодов, некоторые из которых — а тут уже попахивает метамодерном — впоследствии для своей дилогии «Убить Билла» понатырит уже сам дружище Квентин.


«Затойчи», реж. Такеши Китано, 2003

Кадр из фильма «Затойчи», Shochiku

Затойчи — персонаж важный и для японской литературы, и для японского кинематографа. Про слепого мастера массажа, защищающего слабых, изничтожая злодеев фирменным мечом-тростью, много чего написали и много чего наснимали. И Такеши Китано, свои фильмы не только режиссирующий, но берущий себе в них главные роли, не делает со знаковым персонажем ничего сверхъестественного. На первый взгляд. Дело в том, что в тепло принятой публикой ленте Китано Затойчи впервые за многие годы своих киношных странствий предстаёт не просто героем давнего сказания, а супергероем в современном понимании этого слова. Это не значит, что незрячий бродяга у Китано наделён сверхспособностями аки Человек-паук. Это значит, что в оптике Такеши-сан персонаж освобождается от оков канона.

Точно так же, как когда-то мастер деконструкций Нагиса Осима радикально очеловечил самурайскую масть в своём ничего не стесняющемся «Табу», так и Китано уверенно ввёл Затойчи в другую стезю. Позволил ему служить нарративу нового времени — не действу ради действа, а копанию вглубь героя, вглубь особенного во всех смыслах человека, пускай поначалу он и не покажется нам кем-то большим, чем просто очередным азиатским Зорро.


«Самурай Чамплу», реж. Синъитиро Ватанабэ, 2004

Кадр из мини-сериала «Самурай Чамплу», Manglobe

Один из вариантов перевода названия этого аниме-сериала — «Самурайский винегрет». И вариант этот более чем подходящий: «Самурай Чамплу» удачно совмещает в себе атмосферу феодальной Японии эпохи Эдо, повсеместные отсылки к современным арт-течениям, мелодичный джаз-рэп и многочисленные перекликания между собой восточного образа жизни с западной поп-движухой начала нулевых. Создатель «Самурая Чамплу», Синъитиро Ватанабэ, автор «Ковбоя Бибопа», не первый раз в своей карьере выдаёт запоминающийся и уютный межкультурный мэш-ап. Но впервые даёт своей фантазии столь солидный карт-бланш. Здешние протагонисты успеют и поиграть в бейсбол за добрую сотню лет до его изобретения, и познакомиться с бандой первых в истории граффити-художников, и даже встретить поехавшего самурая, жизни своей не представляющего без битбокса.

Четвёртая стена постоянно обрушивается, прыжки между современностью и XIX веком становятся для зрителя нормой, исторические личности кочуют туда-сюда фривольно, а мы, сидя у экрана, не заостряем внимание на логичности и алогичности. Мы наслаждаемся нетипичным самурайским роуд-муви, непрестанно приправляя это путешествие вне времени и пространства бодрой боёвкой, по-хорошему японской «японщиной» и непрекращающейся игрой с культурными течениями.


«Семь самураев», реж. Тосифуми Такидзава, 2004

Кадр из мини-сериала «Семь самураев», Gonzo

Великий эпос Акиры Куросавы о воинах, спасающих деревню от превосходящего числа бандитов, кто только не заимствовал и не переигрывал. Так, например, в 1960-м Джон Стёрджес превратил фильм японского мэтра в вестерн «Великолепная семёрка». Да и несложно сбиться со счёта, пытаясь вспомнить все те разы, когда этот троп частично или полностью переносили в самые разные сериалы и киноленты всех стран и континентов.

Однако одним из самых брутальных и неожиданных перезапусков «Семи самураев» стало аниме, в котором феодальная Япония обращается альтернативной Японией далёкого будущего, а герои с коней пересаживаются в меха-костюмы (ох уж эта любовь японцев к человекоподобным боевым роботам!). Итог трансформации: классное анимационное шоу, с любовью к классике предлагающее зрителю свежий взгляд на знакомую и всеми любимую историю.


«Сукияки Вестерн Джанго», реж. Такаси Миике, 2007

Кадр из фильма «Сукияки Вестерн Джанго», Geneon Entertainment

Такаси Миике снимает кино яркое, пёстрое, визуально перегруженное, сумасшедшее и неадекватное. Именно он выпустил адреналинового «Иччи-киллера», безумную «Страшную волю богов» и жёсткую как в телесном, так и в психологическом планах «Кинопробу». «Сукияки Вестерн Джанго» — не исключение из правил.

Эта лента сплочает дух вестерна с духом самурайского боевика. Ни для кого не секрет, что эти два жанра, родившиеся в двух далёких друг от друга точках земного шара, оказали один на другой поистине колоссальное влияние. Но дикий Миике не просто банально примирил Запад и Восток. Он скрестил их, создав мощного мутанта. Будто бы режиссёр научился путешествовать по мультивселенным и нашёл ту, где японские летописцы древности, Шекспир, Серджио Корбуччи и Квентин Тарантино родились в одно и то же время в одной и той же стране и организовали сильный творческий коллаб. И, кстати, о Тарантино: в «Сукияки Вестерн Джанго» он сыграл одну из второстепенных ролей. И выполнил свою задачу на пять с плюсом.


«Афросамурай», реж. Фуминори Кидзаки, 2007

Кадр из мини-сериала «Афросамурай», Gonzo

Кровь, космической крутости причёски, блеск карающего металла, дух смерти, витающий повсюду, и крышесносные дуэли на катанах, когда герои и антигерои действуют на пределе человеческих возможностей, — это первое и последнее в истории произведение в жанре «афросамурай» под названием… «Афросамурай». Аниме в подборках много не бывает, не так ли? А знаете, чего бывает много, и особенно много этого добра завалялось именно здесь, в «Афросамурае»? Если вы ещё не догадались, то мы аккуратно подскажем: экшена. Им, родненьким, качественно отрисованнным и заряженным на ритмичную хип-хоп-волну, с головы до пят пропитана история о чернокожем страннике, что исследует мрачные закоулки вымышленного мира, где люди делятся на два типа: те, кто убивает, и те, кого убивают.

Занятный факт: главного героя этого беспрецедентного анимационного кровопролития озвучил именитый актёр Сэмюэл Л. Джексон. Ещё один занятный факт: музыку к сериалу написал именитый рэпер RZA. И дружеский совет напоследок: если вы «Афросамурая» ещё не смотрели, то мы бы на вашем месте постарались закрыть этот гештальт как можно скорее.

Читайте также
Нелюбовь: 5 романтических фильмов, которые устарели
Новый взгляд на популярные картины, где под любовью подаются абьюзивные отношения.
В лиге справедливости: 5 фильмов о громких расследованиях
Вспоминаем 5 фильмов о расследованиях, повлиявших на систему юриспруденции.
Сериалы января-24: гид Татьяны Алёшичевой
Масштабная супергероика в Ленинграде, битвы в воздухе и возвращение «Настоящего дет...
Дебюты, хип-хоп из Ирландии и новый фильм Джесси Айзенберга: чем запомнился юбилейный «Сандэнс»
Самые интересные проекты смотра под лозунгом «Всё внимание на независимых авторов».
Комедия Гайдая, драма со звездой «Гарри Поттера»: лучшие экранизации произведений Булгакова
Безвременье, магический реализм и человеческая трагедия.
Упыри не умирают: главные вампирские хорроры последнего десятилетия
Как изменился образ вампира за последние десять лет.
Также рекомендуем
История создания самого культового, пожалуй, саундтрека в фильмографии Джима Джармуша.
«История крови, денег, оружия, кофе и сексуального напряжения» — это слоган припанкованного вестерна «Прямо в&...
Бесконечное путешествие Адама и Евы.
Необычные роли в фильмографии актёра без боевиков и подрывов небоскрёбов
История создания самого культового, пожалуй, саундтрека в фильмографии Джима Джармуша.
«История крови, денег, оружия, кофе и сексуального напряжения» — это слоган припанкованного вестерна «Прямо в&...
Бесконечное путешествие Адама и Евы.
Необычные роли в фильмографии актёра без боевиков и подрывов небоскрёбов

Последние новости

Кэтрин Ньютон считает, что в Marvel очень легко работать
Также актриса сравнила опыт создания большого блокбастера с камерным ужастиком.
Джессика Честейн на новых кадрах драмы «Память»
В которой пару актрисе составил Питер Сарсгаард.
«Нелюбимка»: сборная документалка о Niletto
Объясняем, почему «Нелюбимка» заслуживает внимания зрителей.
Джеймс Ганн подтвердил окончательное закрытие прошлой версии «Зелёного фонаря»
Перезапущенная киновселенная DC не нашла места для Финна Уиттрока.
Том Холланд рассказал о статусе «Человека-паука 4»
Творческий процесс разработки уже начался.
Okko показал тизер психологического триллера «Трасса»
Также прошла премьера первого эпизода в рамках ММКФ.
Обзор бокс-офиса: уикенд с 19 апреля по 21 апреля
«Годзилла и Конг: Новая империя» не оставляет шансов конкурентам уже несколько неде...
00:00