Картина «Опасный элемент»: радиоактивная мадам

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники

Маржан Сатрапи, французский режиссёр иранского происхождения, возвращается на большой экран с новой историей, вновь основанной на графическом романе, как и прежние её фильмы. Тимур Алиев разбирает «Опасный элемент» — экранизацию графического нон-фикшна Лорен Реднисс про Марию и Пьера Кюри, изданного десять лет назад. Лента, как говорится, не без недостатков (что и отмечает кинокритик), но фильм о великой учёной точно заслуживает внимания хотя бы из-за темы и исторических персоналий. Российская премьера картины состоится в рамках фестиваля американского кино Amfest, а в широкий прокат фильм
Сатрапи выйдет 12 ноября.



В 2011 году произведение Лорен Реднисс с длинным названием «Radioactive: Marie & Pierre Curie: A Tale of Love and Fallout» удостоилось Национальной книжной премии — ежегодной награды, вручаемой в США. Книга стала финалистом в категории «документальная литература». «Объединив графику и изобразительное искусство с биографией и историей культуры, она расширила сферу научной литературы», — такими словами сопроводили награду в Национальном книжном фонде. То, что стало новым шагом в области графического нон-фикшена, привлекло внимание продюсеров StudioCanal и Working Title Films; те взялись за экранизацию, пригласив Маржан Сатрапи.

Французская художница, писательница и режиссёр известна широкой аудитории как автор «Персеполиса» — автобиографического комикса об иранской революции, переведённого в настоящее время на 16 языков мира (вышло даже три тома продолжения оригинальной истории). Спустя семь лет после издания графического романа Сатрапи вместе со своим художником-соавтором Венсаном Паронно перенесла литературное произведение на большой экран, создав верную первоисточнику анимационную историю, отмеченную в Каннах и номинированную позднее на премии «Оскар» и «Золотой глобус».


Тех, кто надеется увидеть в «Опасном элементе» отголоски иранского кино, стоит предупредить: тему иранской революции Сатрапи закрыла для себя вместе с «Персеполисом», Кьяра Мастроянни и Катрин Денёв, озвучившие саму Маржан и её мать соответственно, остались в далёком прошлом. Её дальнейшие работы после «Цыплёнка с черносливом» (вторая совместная работа с Венсаном Паронно) максимально далеки от иранского кинематографа как тематически, так и стилистически. Сатрапи уехала из Ирана в начале 1980-х, давно проживает в Париже и снимает кино в основном на французском языке. С чем она не перестала работать, так это с экранизациями графических романов, которые стали, можно сказать, визитной карточкой её фильмографии.

Собственно, «Опасный элемент» — третья картина Сатрапи. Но если в случае с «Персеполисом» и «Цыплёнком...» Маржан работала с собственным материалом, «Опасный элемент» — другое дело. В ранних лентах режиссёру удавалось соблюсти гармонию между первоисточником и тем, что мы видели на большом экране (недаром «Персеполис» наградили в том числе за лучший адаптированный сценарий). В «Опасном элементе» Сатрапи довольно прямолинейно и грубо работает с тем, как (пере)писал роман английский сценарист Джек Торн. Казалось, Торн уже набил руку на сильных женских персонажах (сестра известного детектива Энола Холмс, «стальная» Амелия Рен в «Аэронавтах»). Однако его Мария Склодовская-Кюри в исполнении Розамунд Пайк не дотягивает до образа великой учёной. 


Увы, сценарий — не самая сильная сторона картины. История сосредоточена на ключевых эпизодах из жизни Марии и Пьера Кюри — учёных, открывших миру полоний и радий. Сатрапи едва заметными мазками ведёт зрителей по важным главам статьи из «Википедии»: смотрите, они познакомились; вот и трагическая гибель супруга; бац, вручение Нобелевской премии; скандал, связанный с любовником, где-то на втором плане. Фоном. Детали научного процесса минимизированы, вместо этого нас потчуют пафосными репликами о важности научных открытый, практическом применении новых знаний и равных возможностях для научной деятельности как мужчин, так и женщин.

По канонам байопиков, персонаж Розамунд Пайк будет вставать и падать, открывать дверь с ноги на удивление учёных-мизогинов и испытывать на себе симптомы того, что впоследствии назовут радиацией. Повествование «Опасного элемента» словно боится сделать шаг в сторону и преподнести зрителю совершенно нетривиальный роман Лорен Реднисс с какой-то новой стороны. Вместо этого Сатрапи послушно следует хронологии литературного произведения, перенося на экран и диалоги, и все футуристические вставки, коими разбавлен роман. Метафоры, демонстрирующие «обратную сторону Луны» (читай — негативные последствия великих научных открытий), — от ядерных испытаний до пожарных в Чернобыле — подаются с обыденным равнодушием.

История о большой любви и великой женщине, оставившей заметный след (ирония ли — связанный с ядовито-зелёным радием), к финалу превращается в памфлет феминистического толка. Сатрапи расставляет акценты не столько на героине Пайк, вытягивающей фильм из болота неожиданных твистов и затянутого повествования, сколько на мужских персонажах, не вопреки, а отчасти благодаря которым судьба Марии Склодовской-Кюри сложилась определённым образом. Там, где реальный мир потихоньку движется к гендерному равенству в разных отраслях, во вселенной «Опасного элемента» белые цисгендерные мужчины — от большой любви, жалости или восхищения — подают главной героине свой male-gaze-«костыль» из привилегий и приоткрытых дверей, которые она картинно распахнёт «самостоятельно». Фильм Сатрапи — больше продукт современных трендов, нежели дань великой учёной, чьи жизнь и достижения заслуживают зрелищной экранизации.


Читайте также
Где-то между трудностями перевода: «Последняя капля» Софии Копполы 
Светлая грусть, средний возраст, седой Билл Мюррей, трудности брака, подозрения и «бытовой шпионаж»: на сервисе Apple TV+ вышла новая картина Софии...
«Бульварная история с шутками и прибаутками»: сериал «Шерлок в России»
Платформа START показывает сериал «Шерлок в России», в котором великий сыщик ловит Джека Потрошителя в Петербурге. Татьяна Алёшичева...
Глубокое промо: премьера фильма Михаила Сегала «Глубже!» 
Семь лет назад комедия «Горько!» Жоры Крыжовникова объединила самых разных людей, удачно (судя по сборам) отыскав народное торжество. Михаил Сега...
«Суд над чикагской семёркой»: большой американский фильм
На Netflix вышел второй режиссёрский проект сценариста Аарона Соркина — драма «Суд над чикагской семёркой». Максим Ершов объясняет, почему у&n...
Моё воображаемое «Лето’85»: премьера фильма Франсуа Озона 
В прокате 19-й фильм трудоголика Франсуа Озона. «Лето’85» — история однополой подростковой любви, в которой есть место страсти, ревности, клише, странным обещ...
Картина «Гипноз» Тодоровского: обмани меня, если сможешь
В прокат вышла новая картина Валерия Тодоровского, то ли психологическая драма, то ли камерный триллер. Вместе с режиссёром в состояние «Гипноза» погрузился А...
Также рекомендуем
На Netflix вышел второй сезон мультипликационного альманаха «Любовь, смерть и роботы». В нём 8 серий вместо 18 (как два...
Алексей Васильев возвращается к дрим-кастам и историям.
С первого мая на Netflix можно посмотреть картину «Половина всего» Элис Ву, двумя неделями раньше получив...
Малгожата Шумовска, автор прекрасного фильма «Лицо», по мнению Натальи Серебряковой, сняла не совсем удачный ф...
На Netflix вышел второй сезон мультипликационного альманаха «Любовь, смерть и роботы». В нём 8 серий вместо 18 (как два...
Алексей Васильев возвращается к дрим-кастам и историям.
С первого мая на Netflix можно посмотреть картину «Половина всего» Элис Ву, двумя неделями раньше получив...
Малгожата Шумовска, автор прекрасного фильма «Лицо», по мнению Натальи Серебряковой, сняла не совсем удачный ф...

Последние новости

Сериал «Звездный путь: Странные новые миры» продлён до четвёртого сезона
А мультсериал «Звёздный путь: Нижние палубы» завершится на пятом сезоне.
Apple TV+ продлевает сериал «Монарх: Наследие монстров» на второй сезон
Также в разработке находятся новые спин-оффы Монстрвёрса.
Эмма Стоун сыграет в безымянном проекте от студии Universal
Режиссёром выступит муж актрисы Дэйв Маккэри.
00:00