«Мы не снимаем кино взамен сеанса психотерапии, а просто ищем свой источник вдохновения»: Алиса Ерохина о своём дебюте «Накануне»

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники

Алиса Ерохина/Фото со съёмок фильма «Накануне»/(c)Дамир Баскунбаев

«Накануне» — полнометражный дебют молодой кинематографистки Алисы Ерохиной, которая до этого активно работала в документальном кино. Её фильм — это история про подростка Максима, переживающего, как принято говорить, сложный период. Его отношения с матерью лишены тепла, парень пытается найти семейное счастье во встречах с отцом, но у того другая семья и любовница. Максим бродит по улицам, ввязывается в неприятности и начинает следить за женщиной, которая работает заводчицей собак. Мы поговорили с Алисой про главного актёра, о том, почему кинематографисты любят снимать про подростков, как она подсмотрела своих героев и истории на улице и посетила центр для трудных подростков.

Поздравляю с полнометражным дебютом и с тем, что он будет показан в кинотеатрах. Это для дебютанта, кажется, очень важно и классно.

Спасибо большое!

Я думаю, вы тоже это заметили, что сегодня всё больше и больше фильмов и сериалов снимается про подростков. Не только дебютанты. Это тема как будто привлекает всех и, видимо, до конца не изучена в кино. Почему вы решили в центр своей истории поместить подростка и его жизнь?

Кадр из фильма «Накануне»

Свой фильм я задумала, когда прочитала в СМИ историю про псковских подростков. Она меня поразила. Я начала и дальше смотреть какие-то публикации про ребят, но всё время казалось, что как будто люди не с того угла заходят при анализе этой ситуации. Потому что в основном на первый план выводили социальный контекст. А мне казалось, что проблема не в этом, что социальное там не главное и не является основным движком.


И потом я начала ещё больше наблюдать за реальностью и поняла, что уже в 2017 году ощущались такие массовые социальные тектонические движения, на которые остро прежде всего реагировало именно молодое поколение, ведь их чувства в тот момент были максимально обнажены.


Потому что чем старше ты становишься, тем лучше у тебя получается глушить и подавлять свои эмоции, а когда ты подросток, твоя реакция на мир очень сильная и яркая. И тогда я занималась ещё документалистикой и просто не могла пройти мимо этих тем, завязанных на подростках. Мне кажется, опыт, чутьё меня не подвели. Выясняется, что не только я об этом задумывалась. Я участвовала в конкурсе фестиваля «Окно в Европу», и, действительно, 90 процентов фильмов в программе были про подростков. Значит, мы что-то все уловили, что-то буквально витало в воздухе.

Вы сказали, что вам не очень нравилось, что большой упор в новостных публикациях про псковских подростков делался на социальный контекст, но в «Накануне» социальный контекст ведь тоже очень важен. И он в фильме наглядно изображён.

Да, но мне было важно его показать немножко с другой стороны, то есть социальный контекст у меня там считывается прежде всего в атмосфере, но в построении драматургии он почти не участвовал. Именно поэтому «социальность» я вплетала уже чисто режиссёрскими средствами. Если отделить меня как сценариста от режиссёра, то сценарист этим вообще не пользовался.

Фото со съёмок фильма «Накануне»

Но вам не кажется, что если бы мальчик жил немножко в другой среде, то и история бы так не сложилась? То есть тяжело отделить «социальный контекст» от драматургии.

Вы правильное слово подобрали — среда. Я прежде всего руководствовалась этим словом, а не социальным слоем. Ведь среда — это не только социальный контекст. И мне хотелось погрузиться в историю именно с этой точки зрения. Вы верно заметили, что среды в фильме много, она довлеет над героем. Мне было важно это показать. И да, героя и историю формирует среда, если бы она была отличной от той, что я показала, то весь сюжет сложился бы по-другому.

В формировании героя, конечно, принимала участие и семья. И в целом кажется, что семья — это удобный драматургический конструкт, через который можно подсветить множество тем и болевых точек нашего общества. И кинематографисты этим активно пользуются.

Я тоже это замечаю, что сейчас очень во многих фильмах акцент делается именно на семейственности, на проблеме внутри семьи, и, мне кажется, это тоже неслучайно. Моё поколение, как я думаю, начинает переосмысливать какие-то детские психологические травмы и пытается отрефлексировать их тем или иным способом. 


Тема семьи — она всем близка и понятна. Это же отношения и между родителем и ребёнком, мужем и женой, братом и сестрой, множество аспектов, о которых можно рассказать.


Вспомнить, например, «Пингвины моей мамы» — это в первую очередь история про семью, я бы никогда не назвала этот сериал «социальным» кино. И в моей истории семья играет очень важную роль, это безусловно. Если бы отец вёл себя иначе, если бы мать вела себя по-другому, то мой герой Максим не пришёл бы к таким выводам и поступкам. Проблема внутри семьи — важный драматургический движок.

Как много в картине документального? И документального с точки зрения съёмок, и документального с точки зрения «подсмотренности»?

Кадр из фильма «Накануне»

Я могу сказать так, что чисто документальных блоков здесь нет. Скорее есть ситуации, которые я увидела когда-то в реальности и перенесла их в игровой фильм.

А где увидели и что именно?

На улицах. В фильме очень много таких эпизодов, начиная с того, как ведёт себя мать Максима, да и в целом её персонаж узнаваем — такой бьюти-мастер на все руки на дому. Такие штуки очень сложно самому придумать, потому что реальность в этом плане уникальна. Или пьяный мужик, который кричит: «Зая!» Или подростки на клубной улице, где бьют Макса. Всё вот это — микроистории, которые на самом деле во многом почерпнуты из реальности, из документального.

А главный герой Максим тоже подсмотрен?

Максим — это собирательный персонаж, солянка. Он вобрал в себя качества нескольких людей, в том числе где-то и мои, и персонажей документальных проектов. У меня был период ресёрча, и я ходила в центр для трудных подростков. Для ребят, у которых есть уже какие-то «условки» или «уголовки». И вместо СИЗО они находятся в этом центре до решения суда. Я туда ходила, общалась с ними, очень много времени проводила, и очень многое они мне подсказали. Я даже изначально хотела, чтобы Максима сыграл парень, с которым я там познакомилась.

Да ладно!

Да, но его потом посадили. И было очень неловко, когда он вышел, а мы фильм уже отсняли. Он очень хотел принять участие в кино, конечно. Но он бы уже не вписался, к сожалению. Потому что уже отсидел, потому что у него уже на тот момент появился ребёнок, он стал молодым отцом. В свои 18 он перерос проблемы Макса, которые я хотела показать. Мне кажется, он не воспринимал бы всерьёз те переживания героя, которые я описываю.

Фото со съёмок фильма «Накануне»

Хорошо. А как тогда Артёма Яковлева, исполнителя главной роли, нашли?

Артёма я буквально встретила на улице! Он стоял с двумя девочками. Я поняла, что визуально это типаж, который мне нужен для героя. Главное — надо было правильно к нему подкатить. Ну потому что, когда он стоит с двумя девочками, ты не можешь просто ему сказать: «Эй! Хочешь сняться в фильме?» Нельзя было потерять лицо. Поэтому я зашла через его подруг: «Девочки, не хотите ли сняться в фильме?» Естественно, они ответили да.

И потом было очень неловко, когда фильм вышел, а девочки не снялись.

Да-да-да. Он одну свою подругу всё-таки протолкнул в массовку.

А как строилась работа с непрофессиональным актёром? Как вы Артёма настраивали на эту историю?

Фото со съёмок фильма «Накануне»

Изначально, конечно, был другой метод работы, нежели с профессионалом. Я сразу понимала, что Артём ничего не сыграет. И это нормально. Он не должен уметь играть. Работа была больше психологическая, нежели актёрская. Мы с ним несколько месяцев занимались, начиная от каких-то чисто физических тренингов для снятия зажимов, которых очень много у непрофессионала, в том числе голосовых, пластических, и заканчивая попыткой найти в нём что-то уникальное, какой-то такой движок, к которому он бы каждый раз возвращался и который бы являлся для него источником той энергии, которую я хотела видеть на экране. Что-то, что помогало бы ему ретранслировать вот это состояние, которого я добивалась.

А Дарью Екамасову вы позвали на вторую главную роль, чтобы уравновесить эту историю?

Да. С героиней Даши тоже было очевидно сразу, что это должна быть профессиональная актриса, потому что задачи стояли другие, с ними мог справиться только профессионал.

А как дебютанту заполучить в свой проект профессионального артиста?

Кадр из фильма «Накануне»

Я могу отвечать за свой опыт. Я продавала сценарий. То есть понятно, что актёр, соглашаясь работать с дебютантом, получает кота в мешке. Но в случае с Дашей, мне кажется, её заинтересовал сценарий. Когда я только её увидела, то сразу поняла, что визуально она очень попадает в героиню. Я попросила кастинг-директора отправить ей сценарий. И Даша долгое время не отвечала. Ну, я и подумала, что, значит, её не заинтересовал проект. А потом мне звонит директор, говорит, что срочно надо созвониться с актрисой. Она только сегодня прочитала сценарий и очень хочет с тобой поговорить. И мы в тот же день созвонились. И проговорили часа три, то есть такого вообще, в принципе, не бывает, особенно с незнакомыми людьми: деловая встреча, беседа, а вы как старые знакомые болтаете три часа подряд. Она всё поняла про эту историю, мне даже не пришлось что-то дополнительно ей объяснять. Потом были какие-то пробы, но я заранее уже знала, что именно она будет играть.

А Дашин персонаж, заводчица собак — тоже списанный с кого-то типаж?

Да. Это тоже документальное наблюдение. Моя крёстная мать жила в хрущёвке, и её ситуация была ещё хуже — в квартире было 25 собак! Они вместе с матерью и братом жили в двухкомнатной хрущёвке. И всё детство мы ходили к ней в гости. Я запомнила этот ад, когда всё зассано, воняет, везде этот хаос, и когда я писала этого персонажа, мне захотелось разобраться в человеке, что им движет вообще, когда он решает жить именно так.

Фото со съёмок фильма «Накануне»/(c) Людмила Бурченкова

В дальнейшем в творчестве хочется продолжать семейно-подростковую тему?

Мне кажется, я уже высказалась. Хотя сейчас я работаю над новым проектом, и, наверно, в нём тоже надо найти какие-то семейные линии, в общем, будто бы эта тема меня до сих пор не отпускает, но хочется уйти в другой жанр.

В какой?

Вот сейчас я делаю проект, и его можно назвать постхоррором — у меня смесь драмы с хоррором и триллером.

Звучит классно. Но, кстати, в хорроре семейная тема тоже крепко закрепилась в сюжетах.

Да, хоррор держится на теме семьи и социальной проблематике. Вообще, мне кажется, что режиссёр всегда ищет источник творческой энергии в своей жизни, переживаниях, на которых он будет основывать свой текст или фильм. Потому что без этих подпиток очень легко потерять интерес к истории, а ты должен его растянуть на несколько лет. И вот эти подпитки — они могут быть в разном. Кто-то обращается к тематике семьи. А кто-то ищет эти энергетические движки в чём-то другом. Мы не снимаем кино взамен сеанса психотерапии, а просто ищем свой источник вдохновения.

Читайте также
«Во французском кино много интересного, но истории и актёры всё время повторяются»: интервью с Бертраном Бонелло
Про сны, об одержимости историями про маньяков и новом проекте режиссёра.
Глеб Бочков в образе Тайлера Дёрдена рассказывает про любимые фильмы
Телеканал КИНОТВ предложил актёру Глебу Бочкову примерить образ любимого киногероя.
«Изобретая Анну»: актёры рассказывают о своих персонажах и наших пороках
История про реальную мошенницу, обманувшую почти весь высший свет Нью-Йорка.
Хлоя Чжао: «Забудьте о различиях, занимайтесь любовью»
До московского и петербургского проката наконец добрался новый фильм киновселенной Marvel под названием «Вечные» — как всегда, с огромным бю...
Также рекомендуем
REUTERS До московского и петербургского проката наконец добрался новый фильм киновселенной Marvel под н...
Максим Ершов советует оценить этот шокирующий фильм.
Героями нашего нового видео стали Валерий Федорович и Евгений Никишов — продюсеры, режиссёры, учредители кинокомпании «М...
Про магический реализм и откровения кинематографиста.
REUTERS До московского и петербургского проката наконец добрался новый фильм киновселенной Marvel под н...
Максим Ершов советует оценить этот шокирующий фильм.
Героями нашего нового видео стали Валерий Федорович и Евгений Никишов — продюсеры, режиссёры, учредители кинокомпании «М...
Про магический реализм и откровения кинематографиста.

Последние новости

Amazon и Apple хотят купить права на «Мегалополис»
Фильм Фрэнсиса Форда Копполы всё ещё ищет дистрибьютора.
Драмеди «Фрау» Любы Мульменко выйдет в онлайн-кинотеатре Okko 1 мая
С Лизой Янковской и Вадиком Королёвым в главных ролях.
«Сочувствующий»: сериал об утрате идентичности в мире после раскола
Как автор «Олдбоя» перенёс на экраны один из лучших романов десятилетия.
00:00