Развеять смуту: как живёт и выживает российский кинотеатральный прокат

Поделиться
Скопировать
VK Telegram WhatsApp Одноклассники

Среди людей, так или иначе причастных к кинотеатральному бизнесу, давно назревали подозрения относительно того, что коллективный просмотр фильмов в больших залах с попкорном — это выдохшаяся бизнес-модель. На дворе конец 2010-х. Стриминги растут и вширь, и ввысь, и вглубь. Зритель привыкает смотреть кино и сериалы дома, вооружённый подпиской на потоковый сервис с обширной медиатекой и желанием узнать, кто в итоге захватит Вестерос и кому достанется состояние миллиардера Логана Роя.

Хардкорные синефилы не перевелись, как не перевелись и те, для кого это большое событие — одним из первых увидеть горячо ожидаемую новинку в хорошо оборудованном кинозале. Вот только прагматичная логика диктует не идти всей семьёй в кинотеатр на выходных и тратить при этом деньги на несколько билетов, а остаться дома перед телевизором, наслаждаясь бесконечным количеством контента в каталоге любимого стриминга. Он-то предлагает расставаться с деньгами всего лишь раз в месяц, а не каждый раз, как вам приспичит что-нибудь глянуть.

Фундамент нового мышления заложен и ожидает триггера.

«Мстители: Финал», реж. Энтони Руссо, Джо Руссо, 2019. Фото: Disney
«Джокер», реж. Тодд Филлипс, 2019. Фото: Warner Bros.

Ещё в допандемийном 2019-м своего исторического пика достиг показатель объёма российского рынка кинопроката — 55,5 млрд рублей, а наша страна стала лидером в Европе по числу проданных билетов. И тут, вуаля, на сцену выходит самоизоляция, которая обязывает владельцев кинотеатров по всему земному шару приостановить свою деятельность. Постепенно кинотеатры, в том числе и российские, открывают свои двери для посетителей, но им всё ещё нельзя забивать кинозалы до отказа, а также приходится тратиться на дезинфекцию помещений и ужимать рабочий график сотрудников. Иными словами, индустрия пытается всеми правдами и неправдами выжить в условиях, когда показывать нечего и некому, а штрафы за нарушение санитарных норм неустанно бьют по и без того издыхающему бухгалтерскому балансу. По итогам 2020-го объём рынка кинопроката сократился почти на 60 % по сравнению с прошлым годом — годом рекордов, когда в наших краях вовсю крутили «Мстителей: Финал», «Короля Льва», «Джокера» и аномально популярного отечественного «Холопа».

В тот сложный для кинотеатрального (и не только) бизнеса период у многих сложилось ошибочное впечатление, что коронавирус и спровоцированные им ограничения синхронизировали предпосылки неспешно зреющего системного кризиса индустрии и превратили, собственно, предпосылки в поражающие факторы. Всем и каждому казалось, что большой экран падёт под напором экрана малого.

«Барбигеймер», фанатская работа от JustRalphy

Но этого не случилось. Компромиссы были найдены, рынок выровнялся. Даты цифровых релизов максимально приближаются к датам кинотеатральных, а в некоторых случаях даже совпадают с ними или вовсе заменяют оные. Отодвинутые «на потом» фильмы, снятые до локдауна, уже сожравшие много маркетингового бюджета, в некоторых случаях отправленные на пересъёмки, дабы обновить продакт-плейсмент и по новой смонтировать сцены с участием «отменённых» актёров, постепенно возвращаются в афиши. Онлайн-кинотеатры, из-за самоизоляции на несколько месяцев почувствовавшие себя атлантами, набирают внушительную капитализацию и живут припеваючи, а зритель, соскучившийся по громкому и дорогущему зрелищу, охотно возвращается в стены любимых мультиплексов.


Мировой порядок оказался восстановлен, однако на уровне одного конкретного государства — нашей Российской Федерации — ренессанс кинопроката длился недолго. В феврале прошлого года из-за геополитики мы остались без голливудских гигантов, всемирных премьер и подписок на зарубежные сервисы. Нас обходят стороной блокбастеры Marvel и DC, мы не чувствуем эйфории от пришествия «Барбигеймера», а кинокритики вместо «просмотровок» и приглашений на пресс-показы довольствуются релизами в «цифре» спустя нынче стандартные 40 дней после старта международного проката.


Российская кинотеатральная индустрия, зависимая не только от иностранного контента, но также от иностранных форматов, оборудования и комплектующих, столкнулась с небывалым ранее бедствием. По итогам 2022 года отечественные онлайн-кинотеатры снизили темпы роста, зато значительно увеличили прибыли, основательно перелопатили свои библиотеки и импортозаместили безвозвратно утерянный зарубежный контент. Ну а у многих кинотеатров — тех, в которые нужно ходить ножками, — кризис: только за первую половину 2022-го количество неработающих площадок превысило показатели пандемийного 2020 года, а объём рынка сократился до 23,7 млрд рублей — это на 57,2 % меньше, чем в допандемийном 2019-м.

В разрезе сегодняшнего дня положение дел улучшилось с помощью взорвавшего национальную кассу «Чебурашки», а также благодаря теневому прокату (ставшее притчей во языцех «предсеансовое обслуживание») и редким премьерам зарубежных хитов от студий, что ещё продолжают работать в РФ (к примеру, Lionsgate поставила нам «Операцию “Фортуна”» Гая Ричи и четвёртого «Джона Уика»). Аналитики считают, что ситуацию всё ещё нельзя назвать стабильной, однако за первые полгода 2023 года сборы в российском кинопрокате составили 23,9 млрд рублей. Впервые оказался превышен аналогичный пандемийный показатель.

Кризис — это естественная часть цикличной жизни любой индустрии. Даже столь внезапный и ошеломляющий, как нынешнее «малокартинье». Тем более что это даже не первое «малокартинье» в истории нашей страны: во время Великой Отечественной и в первые послевоенные годы советская киномашина испытывала вполне очевидные трудности, а в приоритете киношников стояли патриотичные военные полотна и духоподъёмные байопики. Достигнуть довоенного уровня плановой кинопромышленности удалось только в 1953-м. Также по отечественному кинопрокату ударили развал СССР и последовавшие за ним системные изменения в российской экономике: самое низкое количество снятых в молодой РФ фильмов — меньше трёх десятков — было выпущено в 1996 году, однако, в отличие от советской ситуации, кинотеатры могли смело формировать репертуар из иностранных фильмов. «Железный занавес» больше не проблема, и увидеть «Терминатора» или «Чужих» можно было не только в нелегальном видеосалоне, но и по телевизору и на большом экране.

Эра VHS. Фото: Playground

Заметно, что любой спад продуцирует неминуемый подъём. К примеру, в начале прошлого века, в период с 1918 по 1920 год, Европа и США оказались сломлены под натиском не только закончившейся Первой мировой, но и вспышки так называемой испанки. Это заболевание, по примерным, однако до сих не стопроцентно точным подсчётам, унесло жизни пяти процентов населения планеты. И в США, где только-только начал формироваться киноконгломерат в Голливуде, как и во многих других странах мира, были введены строгие карантинные нормы. Это касалось и кинотеатров: как и в случае с COVID-локдауном, который мы застали пару лет назад, грипп вековой давности вынудил правительства сначала полностью закрыть кинотеатры, а после начинать пускать зрителей в подвергающиеся постоянной обработке кинозалы при условии неполной заполняемости. Примечательно, что даже такая смертельная комбинация — мировая война и пандемия, а в некоторых случаях ещё подкреплённая революциями и народными волнениями — не только не уничтожила систему кинопроката, но и закалила её. В том же Голливуде в конце 1910-х окрепли студии-мейджоры, зародился феномен «кинозвезды» и стала такой, какой мы её знаем сейчас, система кинодистрибуции. Так случилось потому, что только большие студии могли удовлетворить зрительский запрос на позитивное и лёгкое кино, прочие игроки американского рынка, которые снимали военно-патриотические фильмы, не смогли перепрофилироваться, из-за чего ритм прогресса кинопромышленности стали задавать студии так называемой «большой пятёрки» (MGM, Paramount, Fox, Warner Bros., RKO).

Что до нынешней ситуации, то её можно ёмко описать словом «тяжко». На плаву обделённые рукой помощи государства кинотеатры держатся за счёт повторных релизов зарубежной классики (той, на которую возможно продлить прокатное удостоверение) и пиратского проката новинок. Последний пункт — самые разнообразные проявления смекалки. Зачастую кинотеатры покупают пиратские копии через закрытые чаты, которые широко распространились в Telegram после февральских событий прошлого года. Хотя изначально некоторые кинозалы страны получали не полноценные нелегальные копии фильмов, а «экранки», снятые камерой высокого разрешения с матрицы проектора. Некоторые кинотеатры продолжают крутить «экранки» с апскейлом и сейчас, добывая фильм в Интернете после его цифрового релиза. Ну а некоторые ленты в обход закона поставляют не разглашающие себя общественности фирмы из дружественных стран. Эти копии, прошедшие через руки программистов и народных умельцев, неотличимы от оригинала, и именно их демонстрируют в рамках «предсеансового обслуживания» — схемы, когда голливудский фильм ставят в расписание вместе с каким-нибудь коротким метром, официально существующим с действующим прокатным удостоверением.


Однако эта расхожая схема дала трещину, когда в прошлом месяце по Сети стали появляться сообщения о том, что самые ожидаемые релизы года — «Барби» и «Оппенгеймер» — не выйдут в России раньше цифрового релиза из-за того, что правообладатели раскрыли схему теневого проката фильмов в РФ. Также в Сети поползли слухи о том, что дуэт голливудских бэнгеров не покажут в российских кинотеатрах по негласному приказу высших лиц. А совсем недавно стало известно, что официальный цифровой релиз «Барби» перенесут на неделю, из-за чего неофициальная премьера картины в РФ состоится не 9, а 16 сентября. А судьба «Оппенгеймера» нам неясна, так как пиратскую премьеру байопика о создателе ядерной бомбы всё же хотят потихоньку прикрыть в целях цензуры. В данный момент мировые сборы обоих фильмов Греты Гервиг и Кристофера Нолана составляют более двух миллиардов долларов.


Стоит отметить и то, что российское правительство выступает против нелегального проката продукции ушедших мейджоров, а недавно Фонд кино даже заявлял о том, что не будет выступать за выход теневого проката из тени, так как перспектива вернуть иностранные блокбастеры официальным путём всё ещё имеется.

Читайте также
История отечественного стриминга: Часть 3. Premier
Молодой и перспективный.
Алехандро Гонсалес Иньярриту: День мёртвых
Праздник без конца.
«Амели»: le fabuleux destin
Сказочная судьба сказочного фильма.
Дорого, богато, кольцевато: история создания «Колец власти»
Одно Кольцо — чтоб всеми править...
Также рекомендуем
С 23 по 27 сентября в Москве пройдёт «Панорама» — кинофестиваль, организованный курат...
Виктор Непша проштудировал иностранную прессу и отобрал самое интересное за вас. И, кажется, ключевое слово эт...
Катя Загвоздкина рассказывает о новом фильме Дмитрия Дьяченко.
София Коппола. Фото: Getty ImagesНа завершившемся в субботу 80-м Венецианском кинофестивале актриса Кейли Спейни, сыграв...
С 23 по 27 сентября в Москве пройдёт «Панорама» — кинофестиваль, организованный курат...
Виктор Непша проштудировал иностранную прессу и отобрал самое интересное за вас. И, кажется, ключевое слово эт...
Катя Загвоздкина рассказывает о новом фильме Дмитрия Дьяченко.
София Коппола. Фото: Getty ImagesНа завершившемся в субботу 80-м Венецианском кинофестивале актриса Кейли Спейни, сыграв...

Последние новости

00:00